Таинственная мелодия пейзажа

Таруса как источник вдохновения
2007-11-02 / Ада Горбачева
 
Обаяние пейзажа.Елена Утенкова-Тихонова. Вдоль леса
Обаяние пейзажа.
Елена Утенкова-Тихонова. Вдоль леса
  В Мемориальной квартире Святослава Рихтера проходит выставка Елены Утенковой-Тихоновой «Тарусские пейзажи». В том, что выставка проходит именно там, нет случайности, все тесно связано. Связано прежде всего Тарусой. Как будто обычный среднерусский городок, неброская природа, не самая большая река Ока. Но здесь черпали вдохновение многие художники и поэты, в том числе Марина Цветаева, Борисов-Мусатов, Николай Заболоцкий. Таруса обладает какой-то необъяснимой притягательной силой, не отпускает от себя. Кто сюда попал однажды, захочет вернуться вновь. В Тарусе играл Святослав Рихтер, у которого был там дом, и уже 15 лет в Тарусе проводится Рихтеровский фестиваль.
  Елена Утенкова-Тихонова – наполовину жительница Тарусы с самого рождения. Здесь начался ее мир, и, по ее словам, в какую бы сторону, в какую страну она ни поехала, впереди за горизонтом все равно Таруса. Пейзаж занимает главное место в творчестве художницы. Она говорит: «Пейзаж для меня – это состояние души, а человек в пейзаже – случайный прохожий и таинственный соглядатай происходящего». И о Тарусе: «Удивительное место, где небо и земля не вытягиваются в две прямые плоскости, определяющие верх и низ, как на северных пейзажах, а выстраивают вокруг тебя с помощью березовых занавесов и речных отражений сложные, самые неожиданные декорации, делая каждого участником бесконечной, дивно меняющейся постановки».
  Отражения – не только и не столько речные – очень точное определение работ художницы. Это именно что отражения непроявленных чувств и неясных ощущений. У зрителя, рассматривающего картины, как будто включается подсознание. Знакомые, много раз виденные места вдруг предстают своей неожиданной стороной. Все смутно, полно тайны. И смутно просматривающиеся фигурки людей – лишь деталь пейзажа. Как человек вообще – не более чем деталь природы. Только чтобы осознать это, самопровозглашенному царю природы придется отбросить гордыню.
  В работах Утенковой-Тихоновой есть нечто родственное со сказочной одухотворенностью картин Борисова-Мусатова, творившего на сто лет раньше. Пейзажи художницы с их зыбким маревом колорита как будто покрыты флером нездешности. Может быть, это влияние волшебной атмосферы Тарусы, может быть, – особая способность проникнуться гармонией, присущей природе, ее мелодикой.